English English Русский Русский
English English Русский Русский

Особняк князей Тенишевых на Английской наб. 6

Фото: Часовской Алексей
Фото: Часовской Алексей

Английская набережная изначально при Петре I закладывалась как одно из самых престижных мест города. Неслучайно, что здесь сразу обосновались иностранные представительства, в частности представители английской колонии в Санкт-Петербурге и британское посольство. Этот изящный дом на Английской набережной имеет интересную историю. В эпоху Екатерины II домом владел обер-егермейстер Нарышкин. В роскошном особняке, находившемся рядом с Зимним дворцом часто бывали иностранные послы, представители царских родов разных стран и сама императрица. В особняке настолько кипела праздничная жизнь, что это стало даже предметом описания в оде, посвященной литератором Гавриилом Державиным Льву Александровичу Нарышкину «Нарождение царицы Гремиславы». В начале и до середины XIX века  дом уже стал довольно часто менять владельцев. До 1866 года домом владела вдова гвардии ротмистра Пашкова-Вера Ивановна Пашкова, которая продала дом графу Евгению Ивановичу Чернышеву-Кругликову, сыну тайного советника Ивана Гавриловича Чернышева-Кругликова. Иван Гаврилович отличился во всех основных сражениях Отечественной войны 1812 года, но больше всего при Кульмском и Лейпцигском сражениях, когда решалась финальная судьба наполеоновской Франции. Был женат на внучке генерал-фельмаршала Чернышева. Однако в доме на Английской набережной Евгений Иванович прожил менее 3 лет и продал его потомственному почетному гражданину и председателю Санкт-Петербургского биржевого комитета Егору Егоровичу Брандту. Егор Егорович погасил долг прежних владельцев Петербургскому Кредитному обществу и вложил значительные средства в улучшение дома, наняв архитектора Эстеррейха.

Но все-таки самая интересная история у дома на набережной была не при Нарышкиных, а в 1891 году, когда его владельцами стали князь Вячеслав Николаевич Тенишев и его молодая супруга Мария Клавдиевна, которая сразу занялась модернизацией всех устаревших интерьеров особняка. Мария Клавдиевна искала сама все материалы: шторы, обивочные панели, камины, мебельную обивку, люстры, картины…  В итоге внутренний облик стал настолько ярким и благородным, что в доме стало бывать большое количество гостей, в том числе и литераторов, художников. Можно сказать, что дом «перенял эстафету» от соседнего дома на Английском набережной, в котором в первой половине XIX века проходили бесконечные литературные вечера, закончившиеся со смертью графини Александры Григорьевны Лаваль. Нужно отметить, что эти благородные просветители-меценаты Вячеслав Николаевич и Мария Клавдиена Тенишевы пошли навстречу просьбе знаменитого художника Ильи Ефимовича Репина и организовали в своем доме большую студию для подготовки молодых людей к высшему художественному образованию. Неслучайно, что в том числе благодаря таким возможностям открылись таланты будущих талантливых художников: Ивана Билибина (картины «Садко», «Морозко», «Змей Горыныч», «Степан Разин», «Илья Муромец» и др), художника-сказочника Ефима Честнякова, Владимира Левитского, Сергея Чехонина,  художницы и скульптора Елены Маковской и др. Яркий представитель княжеского рода Тенишевых, сын Сандомирского губернатора, князя Николая Ивановича Тенишева- Вячеслав Николаевич Тенишев остался в памяти России как благороднейший человек, присяжный поверенный, талантливый археолог, этнограф, социолог.