English English Русский Русский
English English Русский Русский

наб.реки Фонтанки

Фото: Часовской Алексей
Фото: Часовской Алексей

Фонтанка — это водоток, протока дельты реки Невы, пересекающая центральную часть города. Фонтанка вытекает из Невы прямо у Летнего Сада и впадает в Большую Неву в районе Балтийского завода, к северу от Гутуевского острова. Ширина Фонтанки от 35 до 70 метров, длина — 7,6 км, а глубина водотока составляет всего 2,6-3,5 метра.
В Большую Неву впадают также Мойка, Пряжка и Ново-Адмиралтейский канал
Во времена Петра I это была болотная речка имевшая названия Безымянным Ериком, Ериком, Голодуша и Фонтанной рекой. После Петра примерно в 1743—1752г.г. река была расчищена и укреплена деревянной набережной. Но окончательную свою конфигурацию река приобрела в 1780—1789 г.г., когда её вторично расчистили и углубили. В эти года по проекту Квасова началось сооружение гранитных набережных, спусков и подъездов к реке. Более 4000 людей в 1787 году были заняты в работе по проекту. Руководитель работ- военный инженер Федор Вилимович Бауэр. На этот счет в книге «Набережные Невы», автора В. И. Кочедамова (1954 г.), сказано: «Ни один из городов мира в XVIII и XIX веках не знал столь значительных градостроительных мероприятий по укреплению берегов рек и каналов, как Петербург».
Интересный исторический факт:
До прихода Петра I у истока Безымяного Ерика (Фонтанки) стояли деревни Кандуя и Враловщина, это где сейчас располагается Летний Сад и наб. Кутузова. А а месте Александринского театра располагалась деревня Усадица. В низовье реки была небольшая ижорская деревня, известная с XVII века. На одних старинных картах написано Кальюла, на других — Каллина, при строительстве Петербурга ее называли Калинкой. Сейчас здесь находится Старо-Калинкин мост, недалеко площадь Репина.
Описание Фонтанки 19 века у Ф.М.Достоевского:
«Народу ходила бездна по набережной, и народ-то как нарочно был с такими страшными, уныние наводящими лицами, пьяные мужики, курносые бабы-чухонки, в сапогах и простоволосые, артельщики, извозчики, наш брат, по какой-нибудь надобности; мальчишки, какой-нибудь слесарский ученик в полосатом халате, испитой, чахлый, с лицом, выкупанным в копченом масле, с замком в руке; солдат отставной, в сажень ростом, — вот какова была публика. Час-то, видно, был такой, что другой публики и быть не могло. Судоходный канал Фонтанка! Барок такая бездна, что не понимаешь, где всё это могло поместиться. На мостах сидят бабы с мокрыми пряниками да с гнилыми яблоками, и всё такие грязные, мокрые бабы. Скучно по Фонтанке гулять! Мокрый гранит под ногами, по бокам дома высокие, черные, закоптелые; под ногами туман, над головой тоже туман. Такой грустный, такой темный был вечер сегодня.» (Макар Девушкин, письмо от 5-ого сентября).