English English Русский Русский
English English Русский Русский

Последняя квартира Николая Лескова на Фурштадской, 50

Русский писатель, публицист и литературный критик Николай Лесков долгое время публиковался под псевдонимом Стебницкий. В отличие от других крупных русских писателей своего времени, не принадлежал к столбовому дворянству. Осенью 1887 года Лесков переехал в дом № 50 в квартиру № 8 (по другим данным, связанным с переменой нумерации квартир-квартира №4) по Фурштатской улице,  на первом этаже, с окнами в сад. Это жилище он уже не менял до последних своих дней. Оседлость подкреплялась убеждением, что для больного сердца наиболее благоприятен воздух ставшей уже привычной «Тавриды».
Как вспоминала издательница петербургского журнала «Северный вестник» Любовь Яковлевна Гуревич, «входная дверь из-под ворот открывалась прямо в маленькую темную переднюю, где посетителю бросались в глаза на вешалке своеобразные верхние одеяния – тулупы и шубы хозяина, а в углу – коллекция разнообразнейших крепких и толстых палок».
Из передней посетитель входил в кабинет писателя, который служил для приема всяких гостей – литературных и нелитературных. Кабинет поражал новичков пестротой убранства, насыщенностью предметами, в какой-то мере отражавшей разнообразие интересов самого хозяина: библиотека старых книг, иконографическая коллекция, несколько старинных часов, на стенах – недорогие картины, гравюры, акварели.Тогда это было двухэтажное здание, еще два этажа надстроили в начале ХХ века. Здесь, он умер в ночь на 21 февраля 1895 года. Здесь же в присутствии близких было зачитано его завещание, где он просил похоронить его «самым скромным и дешевым порядком», никаких речей на похоронах не говорить и установить на могиле простой деревянный крест. Отсюда его увезли на Волково кладбище. В 1981 году – к 150-летию со дня рождения – на последнем доме Лескова установили мемориальную доску. Интересно мнение о писателе Льва Аннинского: «Горька литературная биография Лескова, трудна и судьба его книг. Но счастлива! Отходит злоба давних дней, утихают былые страсти; истина проступает. Иной раз кажется, что настоящее прочтение этого автора сегодня только начинается».