Собор Казанской Иконы Божьей Матери на Невском

История этого места на Невском проспекте начинается в 1733 году, когда при императрице Анне Иоанновне была заложена каменная церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Статус церкви был придворный. Архитектор Михаил Земцов являлся автором проекта церкви в популярном тогда стиле барокко. Уже через 4 года в присутствии императрицы состоялось освящение храма. За день до освящения в храм был перенесён чтимый образ Казанской иконы Божией Матери. Спустя время Церковь стала местом, где отмечались многие победы русской армии. В царствование Павла I император задумал превратить небольшую церковь в огромный собор, который бы мог превзойти главный храм католического мира-собор Святого Петра в Ватикане. Однако, революционные события во Франции, захват Наполеоном острова Мальты, и вследствие этого ухудшившиеся отношения с Англией, а также личные амбиции Павла I, уязвленного отказом папы римского Пия VI признать российского императора в качестве Великого магистра Мальтийского Ордена — все это только подчеркивало необходимость скорейшего возведения грандиозного храма. Но уже не при Павле I…

Собор Казанской Иконы Божьей Матери на Невском пр. строился в период 1801—1811 г.г.  с целью хранения чтимого списка чудотворной иконы Божией Матери Казанской. Архитектором был один из основоположников русского ампира Андреем Воронихиным. Уже с детства Воронихин- чрезвычайно талантливый «домашний рисовальщик» графа Строганова.  Бывший крепостной, усердием, трудолюбием добившийся всеобщего уважения и освобождения от крепостной зависимости. В 1786 году в компании молодого Павла Строганова, Воронихин отправился на обучение во Францию, где изучал архитектуру, математику и механику. Но поскольку в 1789 году Франция оказалась в водовороте Великой революции-Екатерина II отозвала Строганова и Воронихина домой, в Петербург, где они и продолжали учиться и работать над новыми проектами. Дома нашлись дела, в 1791 году он начал заниматься перестройкой интерьеров родового дворца Строгановых на Невском пр., 17. Работы были приняты восторженными хозяевами, и уже через год Воронихин выиграл конкурс на проект нового собора, объявленный еще императором Павлом I в 1799 году. Список конкурентов Воронихина был солидный и внушительный! Фактически это были лучшие архитекторы своего времени: Луиджи Руска, Джакомо Кваренги, Джакомо Тромбара, Андреян Захаров, Василий Стасов, Чарлз Камерон, Пьетро Гонзаго, братья Михайловы, Жан Тома де Томон и другие. Воронихину удалось всех обойти благодаря помощи сенатора Александра Сергееевича Строганова. Построенный собор, по замыслу сенатора,  должен был увековечить и его имя, как имя покровителя Воронихина и президента Академии художеств. Закладка нового храма произошла 27 августа 1801 год в присутствии императора Александра I. Гравер и архитектор Николай Алферов стал помощником Воронихина.

Проект столкнулся с огромными финансовыми затратами и сложностями проектирования, в результате чего к проекту подключился опытный зодчий Иван Старов. Петербургский храм мало похож на собор Святого Петра в Риме. Сам же Воронихин в качестве прототипов своей композиции называл церковь Санта-Мария-делле-Грацие в Милане, базилику Сан-Марко в Венеции, собор Святого Павла в Лондоне, пантеон-церковь Святой Женевьевы в Париже. Основная сложность состояла в том, что по церковному канону главный фасад и вход в храм должны находиться на западной стороне, а условия плана — обращённость будущей постройки к Невскому проспекту, требовали раскрытия композиции на север. Воронихин разрешил эту проблему, оформив площадь, выходящую на Невский проспект, полуциркульной колоннадой коринфского ордера: 96 поставленных в 4 ряда колонн из пудожского травертина.

В плане Казанский собор представляет собой «латинский крест» и колоннаду в виде песочных часов, важнейшего масонского символа течения жизни и неминуемой смерти, что дало основание некоторым историкам видеть в этом здании масонский храм. Наличие символа «Всевидящего ока» в треугольном фронтоне над западным, южным и главным северным входами в собор только подкрепляют такие предположения. Они еще подкрепляются тем фактом, что и Строганов и Воронихин были видными русскими масонами.  Тем не менее 15 сентября 1811 года метрополит Амвросий совершил освящение собора, в том же году старую церковь разобрали, Воронихин получил орден Святого Владимира 4 степени.

Казанский собор со временем стал современниками восприниматься как памятник ратных побед русского народа в Отечественной войне 1812 года. Сюда в 1812 году были доставлены трофеи: французские штандарты, военные французские знамёна, ключи от покорённых городов и личный жезл наполеоновского маршала Даву. Знаменитый русский полководец, генерал-фельдмаршал, светлейший князь Смоленский Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов скончался 28 апреля 1813 года в небольшом городке Бунцлау, ныне это Болеславец в Польше. 67-летний покоритель Наполеона сильно простудился и, проболев 11 дней, умер.

По распоряжению Александра I тело Кутузова забальзамировали и перевезли на родину. 25 июня 1813 года его захоронили в Санкт-Петербурге, в Казанском соборе, в левом приделе собора. Над гробницей Кутузова поместили список иконы Богоматери Смоленской, бывший в сражении под Бородино в 1812 году.
В 1933 году склеп в Казанском соборе, где покоятся останки фельдмаршала, был вскрыт советскими властями, и набальзамированное сердце обнаружилось там же, в специальной серебряной коробочке.Могила Кутузова находится справа от центрального входа, а сразу над ней много ключей от различных городов, которые были побеждены в ходе компании против Наполеона. Над могилою Смоленская икона Божьей Матери

  • Интересные факты:
  • Перед Казанским Собором в 18776 году прошла первая в Российской империи демонстрация рабочих с политическими требованиями.
  • Диаметр купола Казанского Собора достигает 17 метров, в высоту собор сравним с многоэтажкой в 25 метров (71,5 метра). В соборе 150 колонн (54 снаружи и 96 внутри).
  • Памятники Кутузову и Барклаю де Толли установили перед Казанским собором через 25 лет после окончания войны с Наполеоном.
  • По краям колоннады Казанского собора стоят пьедесталы, на которые должны были поставить скульптурные постаменты, но этим планам не суждено было осуществиться.