English English Русский Русский
English English Русский Русский

Литературные вечера в доме Лаваль на Английской наб. 4

Фото: Часовской Алексей
Фото: Часовской Алексей

Совсем немаленький участок на набережной Невы, включавший в себя и участок, занимаемый Сенатом в 1721 году был подарен Петром I Светлейшему князю Александру Даниловичу Меньшикову. Ненасытная тяга Меншикова к собиранию богатств в этом плане просто поразительна. Ведь буквально на противоположном берегу Невы у него уже был построен первый в Санкт-Петербурге каменный дворец с самым большим земельным участком, который простирался от Большой до Малой Невы и включал в себя дворцовую усадьбы, гостевые дома, бани, кузницы, хлебопекарню, медоварню и т.д. Как бы там не было, но после смерти Екатерины I Меншиков подвергся опале и был сослан в Березово, а все его многочисленное имущество было конфисковано. Участок достался его «товарищу»,  вице-канцлеру Остерману. Остерман построил на участке каменный двухэтажный, ничем не примечательный дом, в котором постоянно не жил. Впоследствии дом облюбовали представители знатных родов, среди которых был, например, род Салтыковых. Ярчайший представитель этого рода при Петре I генерал-фельдмаршал Петр Семенович Салтыков, командовавший русской армией в 1759-1760 г.г. и достигший крупных побед в Семилетней войне. Позже домом с участком владели представители рода Строгановых, крупнейшие русские землевладельцы. Яркий представитель рода-Григорий Дмитриевич Строганов активно помогал Петру I строить флот. Самая интересная страница жизни дома на набережной началась с появлением Александры Григорьевны Лаваль. Это была яркая звезда своего времени. Александра Григорьевна была замужем за сбежавшим от Французской революции эмигрантом Иваном Степановичем Лавалем. Получившая к тому времени громадное состояние в качестве наследства она принесла на свадьбу «приданое» мужу 20 миллионов рублей и Воскресенский завод на Урале. С помощью этих денег, кроме всего прочего,  супруг смог получить графское достоинство Французского королевства.

Александра Григорьевна была тещей декабриста князя Сергея Трубецкого, ее дочь Екатерина Трубецкая последовала за мужем, сосланным на каторгу в Сибирь. Николай Некрасов даже посвятил этому поэму «Русские женщины». Яркая, прекрасно воспитанная, имеющая врожденный такт и глубокую природную проницательность, она всегда мечтала создать место, где могли бы собираться лучшие умы Петербурга, где могли бы происходить значимые события в культурной жизни столицы. Для обширной переделки особняка на набережной она пригласила модного французского архитектора Тома де Томон. На фасаде появилась грациозная колоннада из 10 ионических колонн, появились скульптурные панно на мифологические темы, парадная лестница внутри была решена в виде обширной ротонды, большой парадный зал также был декорирован колоннами с устройством вверху покрытого золотом свода. В готовом особняке жизнь просто забила ключом. Ведь Александра Григорьевна была и собирательница произведений искусства, и меценатка талантов, и щедрая благотворительница, и любящая все «новое прогрессивное» женщина. В доме собирались и декабристы у князя Трубецкого (Рылеев, Пущин, Оболенский, Кюхельбекер), и поэты, и писатели, и поэты и политики. Среди гостей можно было увидеть великого поэта Пушкина (Пушкин здесь впервые прочел оду «Вольность»и «Борис Годунов»), поэта Вяземского, баснописца Крылова, поэта-романтиста Жуковского, польского поэта Адама Мицкевича, поэта Гнедича, Николая Карамзина (чиал здесь неопубликованные главы «Истории государства Российского», историка и политика Алексея Оленина, писателя Алексея Плещеева, поэта Ивана Козлова. Здесь можно было увидеть и Михаила Юрьевича Лермонтова, 16 февраля 1840 года в Большом зале особняка у него состоялся разговор с  сыном французского посла Барантом, сыгравшим роковую роль в его дальнейшей судьбе. Чуть позже, уже в 1840-х годах в особняке проводились музыкальные вечера, где исполнителями были знаменитые итальянский оперный певец Джованни Рубини, Мария Карадори, знаменитая испанская певица Полина Виардо, итальянский баритон Антонио Тамбурини. В особняке неоднократно бывал император Александр II.

Прекратилась светская жизнь дома Лавалей со смертью Александры Григорьевны в 1850 году. Особняк перешёл средней дочери Лавалей Софии, которая пыталась исправить пошатнувшееся финансовое положение семьи устройством постройки доходного дома со стороны Галерной улицы. Но это не помогло и весь участок в 1880-х годах был продан  «железнодорожному миллионеру» Самуилу Соломоновичу Полякову, который привлек архитектора Боссе чтобы изменить некоторые интерьеры особняка.
После отъезда в Париж Поляков заложил дом Московскому земельному банку сроком на 31 год, а затем продал его. В 1909 году дом Лавалей был приобретён в казну для расширения соседнего здания Сената.
В 1917 году дом Лавалей был национализирован и передан Комиссариату юстиции, а после здесь разместилось Главное архивное управление. Во время блокады Ленинграда дом был значительно повреждён. Реставрационные работы проводились в 1945-1947 г.г. Во время размещения здесь был Российский государственный исторический архив.
После переезда архива на другую площадку дом Лавалей был отреставрирован, и в 2008 году вместе со зданием Сената передан Конституционному суду РФ.