English English Русский Русский
English English Русский Русский

Доходный дом купца Иоффа на Загородном 11

Фото: Часовской Алексей
Фото: Часовской Алексей

«Пять углов»-одно из знаковых мест Санкт-Петербурга. Наш дом образует 2 символических «угла»- с ул. Рубинштейна и с Загородным проспектом. Самой яркой архитектурной деталью дома является его высокая угловая башня с 5 большими окнами-люкарнами, «парящая» над «Пятью» углами. Сам дом, похожий на гигантский утюг является ярким примером неоклассицизма.
В начале XIX века это был обычный, ничем не выделяющийся, трёхэтажный дом купцов Лапиных. Лапины особо в дом не вкладывались и он в таком виде простоял до ХХ века. В 1913 году у наследников Лапина дом приобрел богатый торговец Шнеер Залман Иофф, который имел аукционный зал здесь же, через дорогу, на Загородном пр., где торговал дорогой мебелью и антиквариатом. Иофф пригласил модного архитектора Александра Лишневского, чтобы полностью изменить облик здания. Менялось и предназначение дома-он становился доходным домом с небольшим количеством больших, просторных квартир для состоятельных людей. Например, одним из первых постояльцев стал председатель совета Петроградского общества взаимного кредита — Голант. В нижних этажах дома были размещены несколько меховых, шляпных, обувных, винных магазинов, с угла был вход в автомобильный салон Шапиро. Наружная отделка 1-ого и 2-ого этажей интересна: большие окна разделены гранитными простенками, видно, что плиты серого гранита декорируют кирпичную кладку здания. Магазины на 1-ом и 2-ом этажах выглядели просто фантастично! Представьте, что этим не ограничилась фантазия архитектора, — в 1915 году Лишневский сделал на 2-ом этаже по Троицкой улице (ул. Рубинштейна) кинотеатр на 300 мест.

Сам дом изобилует архитектурными формами. Венецианские окна 3-его этажа имеют полукруглые, открывающиеся внутрь фрамуги. Стоящие по сторонам оконных проемов кариатиды («женские атланты») поддерживают ложные балконы окон следующего этажа. Арочные окна 3-его этажа украшены пилястрами. Кариатиды одной рукой поддерживают гирлянды. На 4-ом этаже сандрики (карнизы над наличником оконного проема) в виде треугольных фронтонов, опирающихся на кронштейны, а в углублении сандриков присутствует что-то похожее на изображение птицы. В сандриках над эркерами размещены увитые змеями кадуцеи бога Гермеса — символа путешествий и торговли. Карнизы крыши и 3-его этажа дома поддерживают мощные модульоны. Всего по периметру дома находится 40 кариатид небольшого размера. Это рекорд для Санкт-Петербурга. Ведь в других зданиях Петербурга их гораздо меньше (дом Пашкова на Литейном, 39, особняк Демидовых на Б. Морской 43, доходный дом Шрейбера на Захарьевской ул., 41 или доходный дом Егорова на Восстания, 35).
Интересные факты:
— В этом доме совсем молодой Николай Некрасов в 1838-1839 г.г. жил и работал преподавателем в небольшом пансионе Бенецкого для мальчиков, что впоследствии нашло отражение в его произведениях «Федя и Володя» и «Великодушный поступок».
— В этом доме жила дочь Корнея Ивановича Чуковского, писательница Лидия Корнеевна Чуковская. Ее мужем был замечательный ученый-физик и писатель, автор популярных книг по физике Матвей Петрович Бронштейн, который был арестован и расстрелян. После этого Лидию Корнеевну часто посещала Анна Андреевна Ахматова, сын которой находился тогда в тюрьме на Шпалерной, 10.