English English Русский Русский
English English Русский Русский

Медный Всадник

Фото: Игорь Соболев
Фото: Игорь Соболев

Памятник Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Его открытие состоялось 7 августа 1782 года. Памятник изготовлен из бронзы. Название «медный» закрепилось за ним благодаря поэме А. С. Пушкина «Медный всадник». Модель конной статуи Петра выполнена скульптором Этьеном Фальконе в 1768—1770 г. Пётр изображается Фальконе как законодатель и цивилизатор. Змею по замыслу Фальконе вылепил Фёдор Гордеев. Отливка статуи осуществлялась под руководством литейных дел мастера Екимова Василия Петровича и была закончена в 1778 году. «Гром-камень» был найден в окрестностях деревни Конная Лахта. После того как его извлекли из земли, котлован заполнила вода и образовался водоём, сохранившийся до настоящего времени, — Петровский пруд. Путь камня до места погрузки был равен 7855 метрам.

Чтобы показать, что это не просто безликий памятник приведу отрывок из хроники происшествий за 2014 год: «строитель из Кировской области влез на гранитное основание знаменитого памятника Петру I, но не удержался на нем и упал. От полученных травм смерть наступила на месте до приезда «скорой». По предварительным данным, мужчина находился в состоянии алкогольного опьянения и на памятник залез для того, чтобы удачно сфотографироваться…»

Не менее одиозной выглядит и ситуация, описанная Пушкиным в «Медном Всаднике» :  Евгений узнал и место, где «потоп играл», и львов, и того, «чьей волей роковой под морем город основался». Именно Петра он считает виновником своего горя из-за смерти Параши. Стиснув зубы, сжав пальцы, задрожав от переполнявшей злобы, Евгений взглянул он в глаза Петра и прошептал с угрозой: «Ужо тебе!..». И вдруг бросился прочь: герою показалось, что лицо царя вспыхнуло гневом и всадник начал поворачиваться в его сторону. Всю ночь бежал Евгений от мнимого преследования Петра – куда бы ни сворачивал он, везде слышался ему топот конских копыт ожившего «медного всадника». С тех пор всегда, когда Евгений оказывался возле памятника, он смиренно опускал глаза, снимал картуз и прижимал руку к сердцу, «как бы смиряя его муку». Герой так и не смог пережить потерю и прийти в себя. Мертвого «безумца» Евгения нашли весной у порога ветхой лачуги, которую наводнение занесло на безлюдный остров у взморья.

Тот же мотив передан в романе Ф. М. Достоевского «Подросток»: «А что, как разлетится этот туман и уйдёт кверху, не уйдёт ли с ним вместе и весь этот гнилой, склизкий город, подымится с туманом и исчезнет как дым, и останется прежнее финское болото, а посреди его, пожалуй,  для красы, бронзовый всадник на жарко дышащем, загнанном коне?»

У Андрея Белого в романе «Петербург» герой в плену галлюцинаций заключает сделку с силами зла и убивает своего товарища. Затем он влезает на труп и застывает в позе Медного всадника с выставленным вперёд орудием убийства — окровавленными ножницами

Наконец, известный мистик и духовидец XX века Даниил Андреев, описывая один из адских миров в «Розе Мира», сообщает о том, что в инфернальном Петербурге факел в руке Медного всадника является единственным источником света, при этом Пётр сидит не на коне, а на жутком драконе